07:30 

Розовые зайцы?..

Frisky
Matrona Mexicana
Небольшой перерыв в "сцене с танцами".. Вместо этого сцена, которая долго обреталась у меня в голове.

В общем, вы помните, что была у меня такая идея - написать две сцены про дни рождения (актуально, не правда ли..) и объединить их в один drabble. Не знаю судьбу второй сцены, но первая уже здесь


Коробка

Агент задумчиво покачивал ногами, перекинутыми за ручку кресла. Через всю комнату был протянут провод - старый телефонный аппарат временно перекочевал из кухни и расположился у Сэндса на животе.

Трубку он держал, зажав ее между щекой и плечом, пальцами перебирал и без того спутанный шнур. За те двадцать минут, что агент висел на телефоне (по меркам Сэндса это было очень немного), он практически ничего не произнес, кроме "угу", "ммм" и "да, я слушаю". Но гнусавый голос на другом конце провода трещал не переставая. Эль даже заинтересовался, о чем может идти такой "односторонний" разговор. Но спрашивать, само собой, не стал. Сэндс ненавидел, когда ему мешали разговаривать, особенно если разговор был важным.

Звонок в дверь. Эль по привычке потянулся к пистолету. Потом перевел взгляд на абсолютно спокойного Сэндса - тот даже не поморщился. Одно из двух - либо агент вконец обнаглел и пальцем не хочет пошевелить, надеясь на Марьячи, либо для него гости - вовсе не такой уж и сюрприз.

- Ты кого-то ждешь? - спросил Эль, и Сэндс, прервав нудное гудение голоса сдержанным "Погоди секунду. Можешь подождать? Окей, уно моменто", прижал трубку к груди.

- Разве что пиццу, которую заказал месяц назад.

- Пиццу? - скептически повторил Марьячи, подбираясь к окну и дулом пистолета отодвигая шуршащую занавеску. - Ты дал этот адрес первому встречному?

Сэндс вскинул руку с направленным на Эля указательным пальцем, словно говоря "Бинго!"

- Именно! - сказал он очень серьезно. - Все шло хорошо, пока они не спросили адрес. Пришлось назвать первый пришедший в голову. Так что мою пиццу прикарманили какие-то ублюдки, живущие на a la calle de Neverlandios, numeros 13..
оставь занавеску в покое, просто иди и открой дверь.

- Хочу понять, кто к нам ломится.

- Эль, ради всего святого и не очень, для этого существует дверной глазок. Ты никогда им не пользовался?

Возникла пауза, во время которой Сэндс откинул голову назад со словами "С кем я живу?.." и вернулся к своему необычному телефонному разговору. Эль нахмурился, но все же отправился открывать дверь. Он знал, что больше трогать агента не стоит.

Он посмотрел в глазок и обнаружил за дверью молодого парня, прижимающего к груди папку и плоский ящик. В ящике, как мгновенно понял Эль, была (само собой) бомба. А парня послали мафиози. Не хотели устраивать перестрелки прямо в центре города, вот и решили урегулировать дело по-новому.. Парень тем временем снова нажал на кнопку звонка. Дом пронзила мерзкая трель, от которой болезненно сводило челюсти. Эль пообещал себе в самое ближайшее время заменить пакостный звонок

- Ты что, заснул там? - донеслось из комнаты. - Если не в настроении принимать гостей, то пристрели их уже, в конце-то концов! Тут некоторые пытаются говорить по телефону!

Марьячи глубоко вздохнул, приложил на секунду холодный пистолет к горящему лбу, беззвучно прошептал короткое "Господи прости.." и распахнул дверь. Не дав остолбеневшему парню открыть рта, схватил его за шиворот и втолкнул в коридор. Прижал к стене, дуло пистолета приставил к подбородку. Процедил:

- Кто тебя послал?

- Ф-федЭк-кс, - чуть заикаясь, ответил подонок. Марьячи нахмурился. Слово было знакомым. Но где именно он его слышал, Эль вспомнить не мог. Парень тем временем дрожащими руками протянул Элю коробку с папкой. - Р-распишитесь, пожалуйста.

Такая наглость несколько сбила Марьячи с толку. Отвлекающий маневр? Он сильнее вжал пистолет в челюсть бандита и бросил быстрый взгляд на коробку. Та была подписана "Printed paper" и обклеена бирками FedEx. Так название показалось еще более знакомым. Эль почувствовал некоторые сомнения. Не могли же, в самом деле, все до единого люди работать на картель. Или могли?..

- Что с ним делать? - ни на секунду не отводя взгляда от парня, громко спросил он в сторону комнаты. Эль знал, что Сэндс был в курсе всего происходящего в коридоре. Но все же это было рискованно. Он уже в третий раз отвлекал Сэндса от разговора.

- Можешь прикончить. Но кровь с ковра оттирать будешь сам, - кисло отозвался агент. - Так что распишись и оставь посыльного в покое. И дай мне уже поговорить по-человечески. Нет, не тебе. Да-да, слушаю..

Не сказать, чтобы Элю очень понравилось предложение отпустить парня. Нет, убивать его Эль вовсе не собирался, но и отпускать кого-то, кто видел и слышал так много.. в общем, сомнительное, и весьма рискованное мероприятие. Но Марьячи привык доверять Сэндсу.. в некоторых вещах. Например, в вопросах безопасности. Уж кто-кто, а такой параноик со стажем как Сэндс разбирался в том, кого стоит пристрелить, а кого можно оставить в живых.

Эль склонил голову набок. Он медленно, осторожно отодвинул пистолет от лица парня - бледного, но в остальном державшегося молодцом. Положив руку ему на плечо, чуть отодвинул в сторону и выглянул на улицу - никого, внушающего особое подозрение, только стоящий у крыльца грузовичок с той же надписью FedEx. Эль еще раз окинул взглядом улицу, и снова обратил свое внимание на парня.

- Где расписаться? - угрюмо спросил он. Впрочем, в его тоне можно было при большом желании различить почти извиняющиеся интонации. Парень, видимо, такое желание имел, поскольку с облегчением улыбнулся. Он вытер об джинсы потные ладони и снова протянул Элю папку, с прикрепленной к ней ручкой.

- Там галочка внизу, сеньор, - все же немного нервно сказал он. Эль взял ручку, сердито глянул на галочку, потом на посыльного. Поставил рядом с "галочкой" твердый "крестик" и звонко хлопнул ручку обратно на папку.

- Все. Fuera de aqui.

Парень с готовностью принял указание проваливать, папку снова прижал к груди, словно утопающий - спасательный круг. Но коробку попытался всучить Марьячи. Эль ее немедленно (вполне инстинктивно) оттолкнул. Парень (тоже не очень соображая, что делает) снова попытался ее отдать. Пару секунд, ошарашенные нелепостью происходящего, они молча сражались с коробкой, отпихивая ее от себя.

- Сеньор! - звонко воскликнул посыльный, и Эль поморщился: тон его срывающегося от волнения голоса был под стать дверному звонку. - Прошу вас!

- Секунду.. да, слушаю.. секунду.. вы, там! Я даже не хочу спрашивать, чем вы занимаетесь, - донесся до них уже раздраженный голос Сэндса. - Твоя личная жизнь меня не волнует. Я требую всего лишь тишины и спокойствия, неужели так сложно мне их обеспечить?! Уже здесь, продолжай..

Эль опомнился, выхватил посылку и довольно грубо осведомился:

- Что-нибудь еще?

- Нет-нет, все, gracias, сеньор.. - парень попятился к выходу, разве что не кланяясь. Эль даже испытал укол совести. Но весьма незначительный. Вообще, сложно оставаться сентиментальным и совестливым пацифистом, уложив столько народу..

Эль захлопнул за ним дверь, и почти сразу же услышал, как звякнул телефон - Сэндс положил трубку. Скорее даже грохнул на рычаг со всей силы. В воздухе повисло грозовое молчание. Марьячи секунду помедлил возле двери. Он уже догадывался, что Сэндс был весьма и весьма недоволен всем произошедшим. Он ведь так не любил, когда ему мешали разговаривать. И пусть весь инцидент не был виной Марьячи - кто же даст ему оправдываться. Когда ЦРУшник злился, он норовил сорвать злость на первом встречном. А встречался ему чаще всего Эль Марьячи.. Но Эль по опыту знал, что лучше уж Сэндсу сорвать свою злость сейчас, чем копить в себе, позволяя ей накапливаться в геометрических прогрессии, словно летящей вниз по склону снежной лавине. Вздохнув, Эль отправился в комнату.

Сэндс курил. Внешне он выглядел вполне спокойным, но Эль-то знал, насколько обманчивым было это впечатление уравновешенности. Внутри агент мог кипеть от ярости, выть от обиды, лопаться от хохота - для окружающих он оставался спокоен, просто чуть поджимал губы.

- Что принесли? - спокойно спросил Сэндс, стряхивая пепел в тарелку из-под салата.

- Коробку. От ФедЭкс, - ответил Эль и тут вспомнил, что обозначает FedEx. Ну конечно же. Снова вялое шевеление совести. Получалось, что посыльный почтовой компании пострадал ни за что. - Погоди, так ты все-таки дал кому-то этот адрес?

- Я бы попросил. Вовсе не кому-то. У меня в FedEx хорошие друзья, - Сэндс затянулся. Буря по каким-то причинам откладывалась. Эль не надеялся, что ее не будет вовсе, но стоя ждать тоже намерен не был. Он опустился на диван (пружины застонали и заскрипели, словно стая перепуганных гусей). Сэндс хмыкнул:

- Не собираешься открывать?

- Это вроде тебе принесли.

- С чего ты взял? Там что, написано мое имя?

Эль осмотрел упаковку:

- Нет.

- Тогда открывай, мать твою.

Марьячи аккуратно разорвал бумагу, открыл коробку. Внутри лежала маленькая темно-красная книжка.

- И что это? - наконец спросил он.

- Это тебе, - терпеливо, словно больному, пояснил Сэндс. - Ты же все время пристаешь ко мне, требуешь рассказать о моем прошлом. Даже сам пытался справки навести (Эль почти даже смутился от того, что Сэндс знал об этом. Почти.) Я решил сделать тебе шикарный подарок и преподнести пару кусков своего прошлого на блюдечке. С каемочкой. Естественно, голубой. Впечатляйся. С днем рождения. Задашь хоть один вопрос касательно этого альбома - пристрелю как собаку. Счастья, здоровья и благополучия. Аминь.

Эль моргнул, пытаясь прийти в себя от такого количества информации.

- С днем рождения? - повторил он недоуменно. - Откуда ты знаешь?..

- Эль, - так же терпеливо сказал Сэндс, - у меня на тебя есть толстенное досье. Собранное еще до того, как я приступил к вербовке. На следующий год обязательно его тебе подарю - если доживем. Сейчас-то оно мне ни к чему, но память у меня прекрасная. Так неужели ты думаешь, что день твоего рождения - тайна для Центрального Разведывательного Управления? Не смеши меня, пожалуйста, у тебя это хреново получается.

Марьячи очень аккуратно вытащил альбом из коробки. Он был потертым, один угол даже порван. Открыл его на середине и почувствовал, как защемило где-то в районе груди. С большой черно-белой фотографии улыбался Шелдон Джеффри Сэндс. Видимо, еще не агент ЦРУ. Наверное, еще не продажная сволочь. Возможно, даже еще не практичный циник. Он немного иронично улыбался - но это была не американская ухмылка в 64 зуба, а легкая, не натянутая усмешка. Ему было сейчас действительно смешно, он действительно над чем-то смеялся. Ему было лет двадцать, может даже меньше - Марьячи не слишком точно определял возраст по внешнему виду. Он стоял на фоне аккуратного коттеджа, увитого какой-то зеленью. Позади него стояли другие люди - они тоже смеялись. Но Марьячи не смотрел на эту толпу. Он смотрел в глаза Шелдону. В пронзительно-темные, но немного не сфокусированные глаза, словно глядящие сквозь вас...

Эль так и не понял, сколько же прошло времени, прежде чем он смог оторвать взгляд от фотографии. Механическим движением перелистнул страницу. Большое, во весь лист фото. Цветное. Снято явно в тот же день, что и предыдущее - но другим человеком, другим фотоаппаратом. Здесь Шелдон уже не один - с ним был какой-то парень, явно на пару лет старше. Он был одет в темно-синюю мантию - Марьячи видел в фильмах, что такую надевали выпускники университетов. Не хватало только прямоугольной шапочки - но она была тут же, на Сэндсе. Было видно, что ребята на секунду прервали свою шуточную потасовку - позы застывших парней и их потрепанный вид говорили о том, что изнемогающие от смеха юноши только что пинали и колотили друг друга. Было ясно, что их окликнули, и они оглянулись, никак не ожидая подвоха.

Сэндс на фотографии согнулся, увертываясь от руки, тянущейся к похищенному головному убору. Придавленный к земле весом старшего парня, он смотрел в камеру, широко распахнув глаза. Темно-каштановые волосы почти скрывали его лицо, шапочка съехала набок, но он смеялся. Он не защищал свою жизнь, он просто развлекался. Он верил тому, с кем в шутку дрался. Эль почувствовал невольный укол ревности. Он присмотрелся ко второму парню.

Тот стоял, обхватив Сэндса одной рукой за шею, другой пытался сдернуть с него шапочку. Он оглянулся на камеру через плечо. У него были спокойные, голубые глаза, рыжеватые короткие волосы. Веснушки, кажется. Вот и все, что Эль мог про него сказать. Кто он был? Друг Сэндса? Его брат? Или..

Эль поднял голову и рывком захлопнул альбом. Он успел заметить, как вздрогнул от этого звука ЦРУшник.

- Спасибо, - твердо сказал Марьячи. Не глядя, протянул руку за гитарой. Встал и вышел из комнаты, оставив альбом лежать на диване.

URL
Комментарии
2004-04-14 в 06:52 

Ультан
From silence to violence in a single step
Фриски, великолепно...

2004-04-19 в 00:50 

Всем стало ясно, что Ваша сложность идёт Вам, как Соеву пенсне
Frisky снова восхищаюсь :)

2004-04-19 в 13:39 

Matrona Mexicana
El Diabolo, Nicolette спасибо :) Прямо так и тянет еще что-нибудь написать..

URL
2004-04-19 в 16:37 

-Cujusvis hominis est errare; nullius, nisi insipientis, in errore perseverare-
Обалдеть!

2004-04-19 в 20:10 

Matrona Mexicana
MarSee, это комплимент или наоборот? :)

URL
2004-04-20 в 00:36 

Всем стало ясно, что Ваша сложность идёт Вам, как Соеву пенсне
Frisky тянет? *хитро щурится* так и где? Пиши-пиши-пиши, милая Фриски. Пиши не останавливаясь)))

2004-07-27 в 19:04 

Ето не расставание. Ето отсрочка встречи.
Frisky! Поздно, зато прочитал...Тепло, немного грустно и очень пронимает. Характеры дышат и существуют...
..конечно, хочется читать дальше и больше...ето намек..:))

2004-07-27 в 19:23 

Matrona Mexicana
Valkyria, Спасибо! Намек понят! *вытягивается по стойке смирно, отдает честь и маршем отправляется писАть дальше*

URL
2004-07-27 в 23:27 

Ето не расставание. Ето отсрочка встречи.
Вот и умничка! Одобряю и готовлюсь к терпеливому ожиданию...:)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Mexican Oncers

главная